Краеведение

Деревня Балобаново (Болобоново)

Опубликовано: 3 июля 2013

Впервые название Болобоново встречается в материалах дозора 1613 года по Боровскому уезду: «… пустошь, что была деревней Болобоново, а в ней пашни перелогом три чети …»
В основе топонима (названия) – прозвище Балабан, имевшее значение большой охотничий сокол.
Деревня Болобоново обезлюдела, очевидно, во время Смуты, подобно другим вотчинам Пафнутьев-Боровского монастыря, подвергшимся разорению во время восстания И.Болотникова (1607-1608 гг.), нашествия польских интервентов.
Однако это не означает, что земли пустоши Болобоново были заброшены. Пригодные к пахоте участки земли, а также луга использовались в монастырском сельскохозяйственном производстве.

Сокол Балабан

В 1701 году пустошь была вновь заселена крестьянами, которые «перевезены из Торуского уезду из села Татьянинского с деревнями. Всего 9 дворов кр[естья]нских, людей в них 35 ч[елове]к».
По переписи 1744 года в деревне Болобоново, входившей в состав стана Заячков Малоярославецкого уезда Московской губернии, проживало 83 крестьянских души.
В 1764 году, по указу Екатерины II, была проведена секуляризация церковных имуществ, которые были переданы в управление Коллегии экономии. Бывшие монастырские земли и крестьяне, их населявшие, получили название экономических (казенных). В 1769 году стан Заячков (и деревня Болобоново в том числе) вошли в состав Боровского уезда Калужской провинции (с 1776 года – губернии).
В конце XVIII века в деревне Балобоново (в названии появляется буква А) числится 17 дворов, проживают 99 мужчин и 96 женщин.
В Экономических примечаниях к Генеральному плану Боровского уезда (конец XVIII века) говорится, что земля в округе деревни не слишком плодородная: «местами иловата, с глиной», без дополнительного удобрения урожай дает небольшой. Лучше родятся рожь, овес, горох, а «пшеница, гречиха и ячмень посредственно».
В садах и огородах местные жители выращивали яблоки, красную и черную смородину, сливы, вишни, лук и чеснок, как для «домового употребления», так и на продажу.
Травы на сенных покосах довольно хорошие. В окрестностях обширные леса, в которых растут береза, осина, дуб, ель, сосна, орешник. Много зверей и птиц: волки, лисицы, зайцы, белки, горностаи, тетерева, рябчики, куропатки, дрозды, скворцы, соловьи, сороки, вороны, дятлы, ястребы, овсянки, снегири, щеглы, синицы…
В речке Истье водится рыба: «щуки, окуни, плотва, головли, ерши, гольцы и пискарня…».

Экономические примечания к Генеральному плану Боровского уезда. Конец XVIII в.
 

Генеральный план межевания.

Боровский уезд 1779 г.

 началу XIX века экономические крестьяне фактически слились с государственными. Они обладали относительной личной свободой, так же как и казенные, несли государственные повинности.
В деревне Болобоново в 1820-м году насчитывалось 19 дворов, проживало взрослых мужчин – 83, женщин – 91.
Деревня входила в приход церкви Преображения Господня, что на Прогнани (Спас-Прогнанье).
Каждый год священник церкви направлял в Калужскую епархию исповедальные росписи (ведомости), в которых давал полные списки проживающих в деревнях и селах (включая не только взрослое население, но и детей) с отметками о том, кто из них был на исповеди и причащался. Росписи дают полный перечень людей, проживавших в том или ином населенном пункте. Но, поскольку крестьяне в это время еще не имели фамилий, их именовали по отечеству (по имени отца).
В каждом дворе деревни Болобоново проживала большая семья, состоящая из нескольких поколений. Так, согласно росписи 1820 года, во дворе Ивана Герасимова (39 лет) вместе с ним проживали его жена Прасковья Матвеева (40 лет) и дети: Васса (15 лет), Василий (4 года), Иван (20 лет) с женой Аграфеной Матвеевой (25 лет). Кроме того, брат Ивана – Ефим Герасимов (38 лет) с женой Евдокией Петровой (38 лет), а также их дети Дарья (11 лет), Елена (10 лет), Яков (7 лет), Федора (4 года). В этом же дворе жили не состоящая в браке Дарья Федорова (35 лет) с дочерью Матреной Ионовой (22 лет).
Во дворе Константина Стефанова (28 лет) жили его жена Пелагея Иванова (34 лет), дети Никифор (4 года) и Николай (1 год). А также брат его Василий (23 лет) с женой Анной Матвеевой (25 лет), сестра их Наталья (16 лет), племянник Михей Михеев (11 лет). Здесь же - вдова Авдотья Панкратова (36 лет) с дочерью Татьяной (13 лет), солдатка Матрена (51 год), солдатка Катерина Гаврилова (47 лет) с дочерью Вассой (23 лет). Таким образом, только в домовладении Ивана Герасимова насчитывалось 14 человек, из них 6 детей, а Константина Стефанова – 13 человек, в том числе 5 детей.
В исповедальной ведомости есть отметки о тех, кто исповедует старообрядческую веру. В 1820 году в раскольниках числятся Авдотья Панкратова, Петр Федоров и жена его Дарья Григорьева, вдова Авдотья Панкратова с дочерью Татьяной, солдатки Матрена и Катерина Гаврилова, вдова Прасковья Трофимова, вдова Марья Семенова, Дмитрий Григорьев с женой Марфой Антоновой, вдовец Алексей Иванов с дочерьми Феодосьей и Матреной.
В 1838 году Боровский уезд был разделен на два стана: 1-й Киселевский (центр – сельцо Киселево, место постоянного пребывания пристава) и 2-й Тишневский (сельцо Тишнево).
Деревня Болобоново была отнесена к 1-му стану. Всего же в этот стан входили 57 казенных поселений и 84 помещичьих, в которых насчитывалось 2956 дворов и проживало свыше 33 тысяч человек взрослого населения: мещан – 55 мужчин и 48 женщин, казенных крестьян – 8973 мужчин и 9710 женщин, помещичьих крестьян – 7230 мужчин и 7026 женщин.


Список населенных мест Калужской губернии по сведениям 1859 г.

В 1859 году, по сведениям Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел Российской империи, в деревне Болобаново насчитывалось 22 двора, проживали 109 лиц мужского пола и 120 женского.
В 1862 году, по исповедальной росписи священника церкви с.Спас-Прогнанье, в деревне Болобаново (именно так писалось название деревни во второй пол. XIX в.) насчитывалось 26 крестьянских дворов, 113 мужчин, 119 женщин. Деревня к этому времени числилась в Рощинской волости.

Реформы 1860-х годов ввели в стране единое общественное самоуправление для крестьян всех категорий (бывших государственных, экономических, помещичьих и др.).
Низовым звеном крестьянского самоуправления было сельское общество (мир), состоящее из домохозяев одного селения. Все хозяйственные и общественные дела решал сход, на котором выбирали сельского старосту, писаря, сборщика налогов.
Крестьяне деревни Болобаново и деревни Лапшинка после реформы 1861 года объединились в Лапшинское сельское общество.
Ведомость денежных сборов Лапшинского сельского общества свидетельствует, что в 1871 году с крестьян, проживающих в деревне Болобаново, следовало к платежу: податей – 204 руб. 94 коп., государственных повинностей – 64 руб. 89 коп., общего сбора – 40 руб. 17 коп., оброчной подати – 284 руб. 56 коп., земской повинности – 77 руб. 82 коп. Общая сумма денежных сборов с болобановцев за 1871 год – 675 руб. 41 коп.

Деревня Балобоново. Дом Григорьевых.
Построен в XIX в.

В 1820 году в раскольниках числятся Авдотья Панкратова, Петр Федоров и жена его Дарья Григорьева, вдова Авдотья Панкратова с дочерью Татьяной, солдатки Матрена и Катерина Гаврилова, вдова Прасковья Трофимова, вдова Марья Семенова, Дмитрий Григорьев с женой Марфой Антоновой, вдовец Алексей Иванов с дочерьми Феодосьей и Матреной.
В 1838 году Боровский уезд был разделен на два стана: 1-й Киселевский (центр – сельцо Киселево, место постоянного пребывания пристава) и 2-й Тишневский (сельцо Тишнево).
Деревня Болобоново была отнесена к 1-му стану. Всего же в этот стан входили 57 казенных поселений и 84 помещичьих, в которых насчитывалось 2956 дворов и проживало свыше 33 тысяч человек взрослого населения: мещан – 55 мужчин и 48 женщин, казенных крестьян – 8973 мужчин и 9710 женщин, помещичьих крестьян – 7230 мужчин и 7026 женщин.

Список населенных мест Калужской губернии
по сведениям 1859 г.

В 1859 году, по сведениям Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел Российской империи, в деревне Болобаново насчитывалось 22 двора, проживали 109 лиц мужского пола и 120 женского.
В 1862 году, по исповедальной росписи священника церкви с.Спас-Прогнанье, в деревне Болобаново (именно так писалось название деревни во второй пол. XIX в.) насчитывалось 26 крестьянских дворов, 113 мужчин, 119 женщин. Деревня к этому времени числилась в Рощинской волости.


Общественное самоуправление

Реформы 1860-х годов ввели в стране единое общественное самоуправление для крестьян всех категорий (бывших государственных, экономических, помещичьих и др.).
Низовым звеном крестьянского самоуправления было сельское общество (мир), состоящее из домохозяев одного селения. Все хозяйственные и общественные дела решал сход, на котором выбирали сельского старосту, писаря, сборщика налогов.
Крестьяне деревни Болобаново и деревни Лапшинка после реформы 1861 года объединились в Лапшинское сельское общество.
Ведомость денежных сборов Лапшинского сельского общества свидетельствует, что в 1871 году с крестьян, проживающих в деревне Болобаново, следовало к платежу: податей – 204 руб. 94 коп., государственных повинностей – 64 руб. 89 коп., общего сбора – 40 руб. 17 коп., оброчной подати – 284 руб. 56 коп., земской повинности – 77 руб. 82 коп. Общая сумма денежных сборов с болобановцев за 1871 год – 675 руб. 41 коп. 

Деревня Балобаново (Болобоново) - ул.Заречная

Крестьянское хозяйство

В каждом крестьянском хозяйстве деревень Болобанова, Лапшинки были лошадь, корова, овцы, которых нужно было обеспечить кормами на зиму, поэтому на сенокос выходил и стар и млад. Косили всем миром, сено делили по числу косарей (косцов). Труднее всего было косить на лесных угодьях, поросших кустарником.
Крестьянские ребятишки были приучены к труду с детства: пропалывали огород, ухаживали за домашними животными, сушили сено.
Многие жители занимались пчеловодством, содержали пасеки.
В реке Истье водилось много рыбы. Река была разделена на участки: каждая семья, живущая в деревне Болобаново, имела свое место, где и ловили рыбу.

И.М.Прянишников «Ребятишки-рыбачки»

Отходничество, промыслы

Неплодородные суглинистые почвы Боровского уезда не могли обеспечить крестьянам прожиточный минимум, заставляя их искать другие источники дохода, заниматься отходничеством и кустарными промыслами.
В отчете Боровского уездного полицейского управления за 1863 год говорится: «Хлебопашество – второстепенное занятие крестьян, представленное преимущественно женщинами и престарелыми мужчинами. Средний возраст большей частью находится в заработках в Москве. Многие крестьяне более зажиточные берут от московских фабрикантов бумажный товар в основах и работают в своих домах, нанимая однодеревенских крестьян. Этот способ заработка сократился в последние годы по неимению бумажного хлопка».
Согласно сведениям Калужской палаты министерства государственных имуществ (1863г.), в Боровском уезде действовали небольшие домашние ткацкие фабрики «как для изделия меткаля, сарпинки и тесьмы, но этот промысел стал в последнее время приходить в упадок по дороговизне первоначального материала».
С середины XIX века хлопчатобумажное ткачество становится преобладающим крестьянским промыслом в Боровском уезде. Почти в каждой крестьянской избе стояли ткацкие станки, на которых женщины-надомницы в деревнях Болобаново, Лапшинке, Ново-Михайловское, как и в других ближайших поселениях, ткали платки, шали, суровое полотно, одеяла. Некоторые ткачи-кустари имели маленькие фабрики (где работали 30-50 подмастерьев), выступали посредниками по приобретению сырья и сбыту готовых изделий.
Мужчины работали в Москве (на лесопильных заводах и т.д.), на ткацких фабриках в Ермолине, Русинове, Наро-фоминске. Домой приезжали на посевную, сенокос и уборку урожая с полей.

И.М.Прянишников «Возвращение с ярмарки»

 

Материал подготовили Нина Замахина и Екатерина Козырева




 

 

 

← Назад

Загрузка комментариев...